Переосмысление значимости

Переосмысление значимости

С самым молодым руководителем фракции в регионе мы решили поговорить по причине его 100 дней на должности. Кто он — Иван Дзюбан из Саратова? 

— Вы — самый молодой руководитель депутатской фракции «Единой России» среди регионов. С того момента, как вы заняли свой пост, прошло около ста дней, что вы можете сказать по поводу своей работы?

— В целом это обычная работа, хотя она и имеет свои особенности, например, высокую степень ответственности перед избирателями и коллегами по региональному парламенту. Учитывая разницу между работой в общественной организации и руководством фракции, присутствуют свои сложности, особенно в коммуникации. Из-за чего, конечно, в каких-то моментах бывает непросто. Например, если раньше можно было написать в чат одно сообщение, сейчас все-таки приходится отдавать дань уважения более традиционным способам общения. Но мы постепенно вводим и современные технологии в виде тех же чатов, каналов.

— То есть драматургия из-за уважения к возрасту и статусу присутствует так или иначе?

— Само собой. В целом, это ведь работа не от начала процесса, здесь уже сложились определенные традиции и формы работы. Я уже, по сути, третий, а то и четвертый руководитель фракции за этот созыв, поэтому шашкой не машу.

— Поскольку сейчас у нас идет так называемое «интернетное» омоложение, насколько верно утверждение, что сегодняшнему молодому кандидату легче найти общий язык со взрослым поколением и взрослыми избирателями на округе, или это все-таки миф?

— Легче или нет, все зависит от индивидуальных качеств каждого человека. Основываясь на собственном избирательном опыте и работе в «ПолитСтартапе», могу сказать, что старшее поколение воспринимает молодых кандидатов лучше, поскольку видит в них энергию, силу, желание; за ними нет никаких ошибок, которые можно связать с какими-то неудачами в нашей стране или событиями в регионе.

По поводу молодого или опытного кандидата, мне кажется, что все зависит от самого человека. Есть более открытые или закрытые люди, поэтому здесь все-таки индивидуальный формат. Вопрос, прежде всего, в желании самого человека помогать, менять свой округ, город или регион. Люди верят делам.

— Сколько до руководства фракцией вы уже были депутатом?

— Вся фракция этого созыва, в том числе и я, работаем уже третий год.

— Получается, вам было проще, поскольку на протяжении трех лет вы видели все процессы и своего рода драматургию? Это положительно повлияло на дальнейшую работу?

— Быть рядовым членом фракции и ее руководителем — разные виденья. Одно дело, когда ты являешься просто участником, и совсем другое, когда руководишь и принимаешь решения на основе внутренних или внешних факторов.

— Это уже очень интересно. Пришлось ли вам пересмотреть подход к каким-то вещам или сделать совершенно новые открытия для себя?

— Наверное, не настолько сильно оцениваешь работу руководителя фракции, когда являешься рядовым депутатом, не воспринимаешь тот факт, что это очень серьезная деятельность. Когда ты просто исполнитель тех или иных решений или участник заседаний, воспринимаешь все как обычное ведение мероприятия, а когда находишься уже непосредственно в должности руководителя, понимаешь, что за каждое решение и каждое действие следует ответственность, определенные противодействия оппонентов. Произошло переосмысление значимости должности

руководителя фракции и его аппарата.

— Наше интервью пошло немного не по рабочим вопросам, но это даже хорошо. Вы сказали, что эти «молодежные штучки» уже начали постепенно и методично вводить. Очень интересно, как более взрослое поколение принимает их? Говорят — «Спасибо» или «Лучше с бумажкой»?

— Каких-то определенных ответов или реакций пока не было. Моим предшественником уже был создан Instagram фракции и сейчас мы продолжаем работать с ним, наполняем и насыщаем аккаунт. Старшее поколение также ответственно относится к социальным сетям. От них уже поступают вопросы наподобие: «Почему меня не разместили?» или просьбы: «Возьмите наш материал для Instagram». Это, конечно, вызывает приятное чувство, ведь отклик находится даже у старшего поколения, хотя у меня были сомнения касательно их отношения к социальным сетям и мессенджерам.

Многие из коллег даже завели личные страницы. Для людей, которые стояли у истоков саратовского

парламентаризма, это большой прорыв в отношении коммуникации с избирателями.

— Здесь я с вами соглашусь, потому что это невероятно здорово. Мы — то редкое поколение, которое начинает учить старшее поколение, до этого такого практически не было. То, что вы говорите про социальные сети, — это очень важный момент, ведь ваш «воинствующий персонаж» на самом деле стал популярен на всю страну исключительно благодаря YouTube и другим сетям. Мы понимаем, про какого «воинствующего персонажа» идет речь. Что это вообще за человек?

— Я не уверен, что необходимо сильно уделять внимание в нашем материале непосредственно ему. Персонаж играет свою роль не как участник процесса, а как обычный зритель. В процессе обсуждения рабочих решений, где принимается поправка того или иного закона, статьи бюджета, человек взрывается, кричит для записи видео, а отсняв материал тут же теряет интерес к происходящему, устраняется, уходит в свой телефон и ему становится абсолютно безразлично все, что будет, главное — материал уже отснят. Ведь ответственность за происходящее в регионе они не несут. Не раз убеждался, что принцип нашей оппозиции — «чем кому-то хуже, тем для них лучше».

— Получается, что дальше ему становится скучно?

— Да, дальше ему уже неинтересно. Есть и обратная сторона, когда персонаж переходит на крики и шоу, ведь «шоу должно продолжаться», поэтому должен сниматься какой-то материал. Как мы знаем, все ролики монетизируются и это определенный способ заработка. Таким образом, срывается то или иное важное решение ради их личной выгоды, ведь начинается хаос, и мероприятие прекращается.

— Каким на сегодняшний день вы видите межпартийный диалог? Как он должен строиться?

— Мы ориентируемся на пример и ценности, которые подает Государственная Дума. Мы видим, что в важных вопросах, которые касаются целостности страны, прав людей, обороны, все фракции объединяются и работают на благо жителей нашего государства. Там, где есть политическая составляющая, идут споры, баталии, дискуссии.

В нашем региональном парламенте лично я придерживаюсь того же принципа и считаю, что там, где поднимаются вопросы наполняемости бюджета (вопросы, например, горячего питания для детей с 1-го по 4-й классы; ряд важных законов о детях-сиротах; высадке детей из общественного транспорта), фракции должны объединяться и отстаивать общие интересы.

— То есть мы говорим о том, что там, где ведется диалог касательно быта жителей региона или еще каких-то важных вещей, фракции, в принципе, договороспособные?

— Да, фракции должны объединяться в вопросах, которые в дальнейшем помогают улучшить жизнь людей, переходить от споров к консолидации. Не всегда это получается, иногда хайп и пиар наших оппонентов переводит работу в деструктивное русло, ведь «Звон монет им разум затмевает».

— Получается, что вы в «Единой России» еще со времен «Молодой Гвардии». Интересно, супругу вы там встретили? Как познакомились, если не секрет?

— Да, это так. Мы познакомились на одном из мероприятий «Молодой Гвардии». Моя супруга на тот момент только заканчивала университет и проходила практику. Нас объединили общие интересы и взгляды на многие вещи, именно в ней я уже тогда почувствовал безусловную поддержку. С того времени мы начали встречаться, потом поженились, а сейчас воспитываем дочь.

— Сколько лет дочери?

— 4 года.

— На сегодняшний день вы являетесь кандидатом технических наук, собираетесь ли продолжить свое обучение?

— Да, я продолжаю учиться по специальности, близкой к своей непосредственно деятельности по магистерской программе «Государство муниципального управления». В этом году буду защищать магистерскую работу.

— Вы идете на красный или синий диплом?

— Я уже реализовал свои силы в первом высшем образовании, где получил красный диплом, а за- тем защитил диссертацию. Сейчас из-за ограничений во времени не ставлю перед собой целью научное признание.